Зловещие мертвецы. История

Вторые «Зловещие мертвецы», о которых вы можете прочитать в описании нашего DVD, стали наполовину римейком, наполовину продолжением первой части. Поняв, что зрителей интересует не насилие как таковое, а манера его подачи, Рэйми превратил фильм в черную комедию.

А началось все с того, что продюсер Дино де Лаурентис познакомился со Стивеном Кингом и сделал его режиссером экранизации рассказа «Грузовики» (в прокате фильм назывался «Максимальное ускорение», 1986). Продолжая разыгрывать карту Кинга, де Лаурентис предложил Рэйми сделать театральную постановку «Худеющего», однако Сэм хотел снимать вторую часть «Зловещих мертвецов». Продюсера это не интересовало - по крайней мере до тех пор, пока о планах Рэйми не узнал сам Кинг. Писатель был фанатом первых «Мертвецов». Он сделал лишь один телефонный звонок де Лаурентису - и прижимистый итальянец согласился дать Рэйми денег на сиквел.

Для работы над сценарием Рэйми пригласил своего школьного друга Скотта Шпигеля, специализировавшегося на комедиях. Именно Скотт придумал зловещую руку (в молодости Шпигель снял любительский фильм «Нападение руки»), эпизод с бесконтрольным смехом Эша, а также внес лепту в некоторые скрытые шутки второго плана - например, Шпигель предложил придавить накрытую ведром руку книгой Хемингуэя «Прощай, оружие» (Farewell to Arms, игра слов: «Прощайте, руки!»).

Съемки этого фильма обросли легендами. Не потому, что на них происходила какая-то чертовщина, а из-за того, что Рэйми часто экспериментировал, что приводило к весьма курьезным ситуациям. Родного брата Теда (роль мертвой Генриетты) он нарядил в костюм из латекса - настолько герметичный, что бедный парень терял около килограмма веса за каждый день съемок. Когда ассистенты раздевали его, из костюма выливалось 1-2 чашки пота. Обратите внимание на сцену, когда Генриетта крутится вокруг головы Анны. Можно заметить, как из ее уха капает пот.

Иногда Сэм был жесток. Когда силы зла тащили Эша через лес, Рэйми спрятался за кадром и изо всех сил хлестал своего лучшего друга ветвями. Эффект белых глаз, придуманный им, достигался использованием молока и непрозрачных контактных линз. Они выглядело эффектно, но лишали актеров возможности видеть. Им приходилось репетировать сцену без грима - а потом надевать «белые» и играть вслепую.

Сотворение мира

Во второй части «Зловещие мертвецы» стали обрастать нюансами, характерными для вымышленных вселенных. Шумерская «Книга мертвых» была переименована в «Некрономикон» (Necronomicon Ex Mortis, что в переводе с греческого означает нечто вроде «Образ закона мертвых»). Согласно творчеству Лавкрафта (а отсылка к нему более чем очевидна), сей фолиант принадлежит перу сумасшедшего араба Абдула Альхазреда (8 век нашей эры). В фильме же рассказывается, что книга потерялась несколько тысяч лет назад, и демонстрируется короткая сцена ее обнаружения профессором Рэймондом Кноби в какой-то непонятной гробнице.

Силы зла, действующие в фильме, именуются чем-то вроде «древней тьмы, живущей в лесах», то есть получают мифическую привязку к деревьям. Не обошлось и без финального «босса» - огромной зубастой головы демона, засасываемой во временной портал. Последнее придает подвигам главного героя эпический масштаб - оказывается, он упоминается в «Некрономиконе» как средневековый истребитель нечисти.

Неожиданный финал а-ля «Назад в будущее» сулил темпоральные парадоксы, волшебство и прочие атрибуты фэнтези. Рэйми сделал недвусмысленную заявку на «углубление» истории, но до превращения «Зловещих мертвецов» в полноценную сагу оставалось шесть лет.

Упоминание о «Зловещих мертвецах 2» можно встретить в фильмах «Кошмар на улице Вязов 5», «Клерки», «Блейд», «Мумия», «Сонная лощина» и неисчислимом количестве других фантастических произведений.

Армия поклонников

Обычно путешественники во времени отламывают носы сфинксам, крадут спортивные альманахи, предотвращают убийства или становятся собственными отцами. Эш, попавший в мрачное средневековье (medieval произносится, как mid-evil), занимался примерно тем же. Ему пришлось отпиливать головы мертвецам, красть «Некрономикон», постоянно предотвращать собственное убийство и породить злого близнеца.

«Армия Тьмы» была снята по мотивам «Янки из Коннектикута при дворе короля Артура». Сценарий, написанный Брюсом Кэмпбеллом, Сэмом и Айваном Рэйми, занимал лишь 43 страницы. Ребята решили распрощаться с надоевшим домиком в лесу. В третьей части Эш должен был лишиться одного глаза, но потом его все же пожалели и даже дали железную руку.

Съемки проходили в Калифорнии. Для натуры использовался каньон Бронсон и природный парк Vasquez Rocks - места, которые можно увидеть едва ли не в каждом третьем голливудском фильме (например, здесь снимались сериалы «Бэтмен» и «Звездный путь», фильмы «Царь скорпионов», «Планета обезьян» и даже ролики для игры Prey). Спецэффекты делались с помощью фронтальной проекции - актер играл перед экраном, на который проецировался задний фон (поток света был слишком слабым, чтобы отразиться от человека). В 1990-х технология Introvision считалась устаревшей (по ней снимались еще «Космическая одиссея 2001» и «Супермен»), однако Рэйми настоял на ней, считая эффекты фронтальной проекции более «живыми».

Как обычно, Сэм решил помучить Брюса и заказал хореографам самые сложные боевые сцены. В один из 100 съемочных дней Кэмпбеллу пришлось сделать 37 дублей одной и той же сцены; словарный запас съемочной группы в тот день обогатился многими презанятными выражениями. Реквизиторы построили в пустыне средневековый замок, и Сэм гонял по нему актеров от полудня (в самую жару) до позднего вечера (когда столбик термометра опускался до нуля).

В свою очередь, режиссер изрядно потрепал себе нервы при монтаже. А виноват в этом был... Ганнибал Лектер. Дино де Лаурентис не хотел отдавать студии Universal права на съемку продолжения «Молчания ягнят», поэтому голливудские воротилы решили отыграться на «Армии Тьмы». Они заставили Рэйми переснять «слишком мрачную» концовку, отказали ему в выделении денег на послесъемочную доработку фильма, отложили премьеру на полгода и вырезали почти 10 минут из финальной версии, чтобы снизить возрастной рейтинг с NC-17 до R.

Несмотря ни на что, «Армия Тьмы» имела бешеный успех. Ее растащили на цитаты, примерно как фильмы Гайдая. «Hail to the king, baby!», говорил Дюк Нюкем. Калеб из игры Blood и некромант из Elder Scrolls 4 изрекают: «I live... again!», а стрелок из Warcraft 3 хвастается: «This is my boomstick!». Брюс Кэмпбелл вспоминал, что одно время ему приходили письма с благодарностями от парней, наладивших взаимоотношения с девушками коронной фразой «Give me some sugar, baby!».

Третий фильм почти полностью отошел от жанра «ужасов». Пугающих моментов как таковых в нем нет. Мертвецы получили официальное название «deadites» (нечто вроде «мертвяки»). Конструкция сюжета позволяет сделать вывод, что Эш стал невольным виновником апокалипсиса. Включив магнитофон в лесном доме, он не только вызвал мертвяков в наш мир и не только стал важной исторической фигурой, упомянутой в «Некрономиконе», но и каким-то образом обрек человечество на постоянную войну с силами зла - ведь по возвращении в супермаркет S-Mart конца 20 века ему вновь пришлось взяться за «громовую палку».

* * *

Цикл «Зловещие мертвецы» очень похож на игры серии Doom. Фильмы удачно объединили совершенно полярные явления. Id Software скрестила ужасы с научной фантастикой, а Рэйми сумел впрячь в одну телегу конский юмор и трепетный хоррор.

Вселенная «Зловещих мертвецов» - это не мир с дурацкими названиями на несуществующем языке, не калька с древних мифов и даже не комиксы про какого-нибудь неудачника, случайно получившего суперспособности. Это три фильма, окруженные легендами, торговая марка с многомиллионным оборотом произведений «по мотивам», фанаты, конвенты и безумная надежда на то, что когда-нибудь Рэйми возьмется за старое.

В данной вселенной правит бал «Некрономикон». Неважно, как его читать - правильно (как в первых двух фильмах), или с ошибками (как в третьей части), он все равно оживит мертвецов. И тогда уже будет наплевать на то, что у вымышленного мира нет карты, а персонажи умирают с энтузиазмом самцов богомола. Главное - у кого в тот момент окажется ружье.

Главное - у кого ружье!
Зловещие мертвецы

Я считаю, что мой главный долг - развлекать людей. Каждый новый фильм мне хочется сделать немного другим... Речь идет не о профессиональном росте. Я говорю о том, что зрители постоянно хотят чего-то другого... Того, что пришло в наш мир не отсюда...

Сэм Рэйми

Чтобы обрести популярность, фантастическая история вовсе не должна быть новой, умной и уж тем более вменяемой. Примеров тому множество. Скажем, постмодернисты занимаются высокохудожественным плагиатом и издаются многотысячными тиражами, управление колобком, пожирающим таблетки в лабиринте, называется «культовой игрой», а фильмы Дэвида Линча понимают лишь маленькие зеленые гномики, живущие у него в волосах. Чтобы сделать заурядность шедевром, нужно просто знать меру в эксцентричности, уметь превращать банальности в неповторимый стиль и быть при этом гением.

27 лет назад братья Рэйми сотоварищи сделали нечто, за что им никогда не будет стыдно, а конкурентам всегда будет мучительно больно. Слова «зловещие» и «мертвецы» стали неотделимы друг от друга примерно так же, как «звездные» и «войны». 20-летние американские подростки не просто качественно подурачились с кинокамерой, но, сами о том не подозревая, создали целую вселенную ужаса. Довольно забавную вселенную, надо сказать.

Зловещая космология

Термин «вселенная» может быть применен к фильмам ужасов лишь с некоторыми оговорками. Эта калька с английского universe по-русски звучит слишком астрономично, чтобы уживаться с волшебными и сверхъестественными сюжетами (пусть даже очень масштабными). Еще есть слово «мир», но употребить его в отношении историй, где пьют кровь и едят мозги, не смог бы даже самый закоренелый оптимист.

Мода называть подробно расписанные сюжеты «вселенными» появилась совсем недавно. Раньше никто бы и не задумывался о вселенной «Гостьи из будущего» или «Пикника на обочине». И даже сегодня сложно говорить об отдельных мирах «ужастиков». В 9 случаях из 10 все страшные истории происходят на фоне обыденной действительности. Их паранормальная составляющая объясняется «на пальцах», потусторонние измерения описываются как... «потусторонние измерения», а победа добра неизменно ведет к восстановлению «нормальности» окружающего мира.

«Хлопушка» с рабочим названием первой части - «Книга мертвых».

Бывают и исключения. Сюжеты о вампирах иногда уточняют историю и нравы кровососов. Демонов можно назвать «кенобитами» и порадовать зрителей обрывочными сведениями о «запредельном измерении неописуемых наслаждений». Однако если речь идет об оживших мертвецах, дело совсем плохо. В лучшем случае вину свалят на вирус, в худшем - на химическое оружие, а если и это не поможет - на сценариста.

Рэйми не предполагал, что «Зловещие мертвецы» станут культовым фильмом. По большому счету, он хотел просто развлечься. А в начале 1980-х особой популярностью пользовались слэшеры (законодателем мод был «Хэллоуин») и итальянские зомби-демонические «ужастики». Рэйми не стал изобретать велосипед, и «Зловещие мертвецы» взяли низкий старт: пятеро студентов, заброшенный дом, магическая книга и силы зла.



Мы не можем похоронить Шелли! Она... она - наш друг!

По сути, первых «Зловещих мертвецов» можно было бы причислить к жанру survival horror с обратным отсчетом персонажей в духе «Чужого» (вышедшего двумя годами ранее), ведь основным мотивом приключений Эша Вильямса была борьба за выживание. Вторым, не менее важным персонажем этой истории стала «Мортуром Демонто» - шумерская книга погребальных обрядов, известная как «Книга мертвых».

Проигрывание пленки с переводом ее заклинаний пробудило в лесах некое древнее зло. Оно начинает овладевать подростками, превращая их в монстров. Эш - парень не злой, однако изоляция в компании демонов и мертвецов - лучший стимул к экспресс-обучению навыкам обращения с двустволкой и бензопилой.




«Шумерский» язык книги мертвых и настоящая шумерская клинопись. Найдите 117 различий.

Первый блин

У Рэйми было всего 350 тысяч долларов на съемки, поэтому вместо аренды павильона съемочная группа ездила в самый настоящий заброшенный домик близ города Морристаун (штат Теннеси). Нельзя сказать, что съемки шли с трудом. Когда Даль составлял свой словарь, это выражение еще не означало, что 85-минутный фильм будет сниматься четыре года, половина актеров уйдет из проекта и их придется заменять другими. Чтобы зритель ничего не заметил, Рэйми хитрил, как мог, - снимал со спины, издалека, в необычных ракурсах.



Перекур (съемки «Зловещих мертвецов»).

Не следует осуждать актеров за их малодушие. Платили им мало - и то лишь до тех пор, пока деньги не кончились. На съемочной площадке Рэйми превращался в тирана. Наконец, условия труда были, мягко говоря, спартанскими. К примеру, по вечерам Брюса Кэмпбелла отвозили домой в кузове пикапа, так как к концу рабочего дня он был покрыт смесью кукурузного сиропа и кетчупа (фальшивой кровью) с ног до головы.

Щас спою...

В 2006 году композитор Кристофер Бонд и писатель Джордж Рейнблатт поставили в Канаде мюзикл «Зловещие мертвецы», одобренный Сэмом Рэйми и Брюсом Кэмпбеллом. Первые три ряда кресел составили так называемую «зону разбрызгивания». Билеты туда продавались с предупреждением о возможности промокнуть, а зрителям выдавали специальные накидки для защиты от потоков бутафорской крови, хлещущих со сцены. Некоторые фанаты «Зловещих мертвецов» специально надевали белые майки, чтобы они окрасились в красный цвет, и сохраняли их в память о мюзикле. Официальный сайт проекта - evildeadthemusical.com.


Роль Эша исполняет Райан Вард.

По меркам своего времени фильм получился более чем кровавым. С прокатом возникли трудности: в большинстве стран его запретили. А там, где разрешили - вырезали все тошнотворные «вкусности». Но дело даже не в них! «Зловещие мертвецы» разошлись по миру на видеокассетах со скоростью лесного пожара - в основном потому, что они держали зрителя в постоянном напряжении.



Когда актеры забывали, что делать, Рэйми спрашивал их - вы что, раскадровки не смотрели? Их рисовал он сам. Вот такие.

Кровавая мясорубка была лишь приложением к великолепно смоделированной ситуации: замкнутое пространство, опасность со всех сторон, смерть за каждым углом и весьма смутные перспективы на спасение (Рэйми вдохновлялся «Ночью живых мертвецов» и «Техасской резней бензопилой»). Кроме того, насилие в фильме было явно напускным и балансировало на грани фарса, что слегка снижало градус жестокости.

«Авторской вселенной» здесь пока еще и не пахло, но фильм выделялся среди других любительских поделок виртуозной работой оператора. В качестве такового выступал Рэйми, а орудовал он 16-миллиметровой камерой. Она была гораздо легче 35-миллиметровых, поэтому Сэм мог снимать такие сцены, которые списывали в утиль прежние понятия о перспективе и ставили под сомнение законы гравитации.

В фильме «Донни Дарко» титульный персонаж смотрит в кинотеатре «Зловещих мертвецов». Кроме того, фильм Рэйми упоминался в «Полтергейсте», «Кошмаре на улице Вязов 1 и 4», «Живой мертвечине» Питера Джексона, «Крике», «Человеке-пауке», а также нескольких десятках других менее известных фильмов и игр.


Фильм «Ловушка зловещих мертвецов» (Япония, 2001). Ничего общего с трилогией Рэйми.

Это интересно:
Заброшенный лесной домик из первых «Мертвецов» сгорел, однако если вы свернете с Kidwell Ridge Road, то сможете найти уцелевший камин с трубой.
Лавкрафт утверждал, что слово «Некрономикон» он придумал во сне.
Слова, которые должен был произнести Эш в третьей серии (Клаата, Верада, Никто), - отсылка к «Клаата, Барада, Никто» (команде для робота из фильма «День, когда Земля замерла»).
Барахло в багажнике «Олдсмобиля» - не реквизит, а реальные вещи, которые возил с собой Сэм Рэйми.
Выхлоп бензопилы имитировался табачным дымом. Тот подавался через шланг, пропущенный через штанину Брюса.


В 2008 году должен выйти фильм Брюса Кэмпбелла «Мое имя Брюс». Актера Кэмпбелла принимают за Эша, и ему приходится бороться со злом в реальном мире.

И вторые станут первыми!

Вторые «Зловещие мертвецы», о которых вы можете прочитать в описании нашего DVD, стали наполовину римейком, наполовину продолжением первой части. Поняв, что зрителей интересует не насилие как таковое, а манера его подачи, Рэйми превратил фильм в черную комедию.

А началось все с того, что продюсер Дино де Лаурентис познакомился со Стивеном Кингом и сделал его режиссером экранизации рассказа «Грузовики» (в прокате фильм назывался «Максимальное ускорение», 1986). Продолжая разыгрывать карту Кинга, де Лаурентис предложил Рэйми сделать театральную постановку «Худеющего», однако Сэм хотел снимать вторую часть «Зловещих мертвецов». Продюсера это не интересовало - по крайней мере до тех пор, пока о планах Рэйми не узнал сам Кинг. Писатель был фанатом первых «Мертвецов». Он сделал лишь один телефонный звонок де Лаурентису - и прижимистый итальянец согласился дать Рэйми денег на сиквел.




Перчатка Фредди Крюгера в сарае.

Сэм запросил 4 миллиона. Ему дали на 400 тысяч меньше. Это незначительное на первый взгляд обстоятельство полностью изменило судьбу «Зловещих мертвецов» и самого Рэйми. Дело в том, что он планировал включить «средневековые приключения» Эша во вторую часть с рабочим названием «Зловещие мертвецы 2: Армия Тьмы». Но так как денег не хватило, средневековье приберегли для третьей части, которая, в свою очередь, стала для Рэйми главным инструментом в получении режиссерского кресла «Человека-паука».



Комикс «Фредди против Джейсона против Эша» (DC Comics, ноябрь 2007).

Для работы над сценарием Рэйми пригласил своего школьного друга Скотта Шпигеля, специализировавшегося на комедиях. Именно Скотт придумал зловещую руку (в молодости Шпигель снял любительский фильм «Нападение руки»), эпизод с бесконтрольным смехом Эша, а также внес лепту в некоторые скрытые шутки второго плана - например, Шпигель предложил придавить накрытую ведром руку книгой Хемингуэя «Прощай, оружие» (Farewell to Arms, игра слов: «Прощайте, руки!»).



Тед Рэйми с кислородной маской после дубля.

Съемки этого фильма обросли легендами. Не потому, что на них происходила какая-то чертовщина, а из-за того, что Рэйми часто экспериментировал, что приводило к весьма курьезным ситуациям. Родного брата Теда (роль мертвой Генриетты) он нарядил в костюм из латекса - настолько герметичный, что бедный парень терял около килограмма веса за каждый день съемок. Когда ассистенты раздевали его, из костюма выливалось 1-2 чашки пота. Обратите внимание на сцену, когда Генриетта крутится вокруг головы Анны. Можно заметить, как из ее уха капает пот.



Глаза, затуманенные молоком.

Иногда Сэм был жесток. Когда силы зла тащили Эша через лес, Рэйми спрятался за кадром и изо всех сил хлестал своего лучшего друга ветвями. Эффект белых глаз, придуманный им, достигался использованием молока и непрозрачных контактных линз. Они выглядело эффектно, но лишали актеров возможности видеть. Им приходилось репетировать сцену без грима - а потом надевать «белые» и играть вслепую.



Родригез обожает «Зловещих мертвецов». Автомат на ноге Черри - дать уважения бензопиле на руке Эша.

Сотворение мира

Во второй части «Зловещие мертвецы» стали обрастать нюансами, характерными для вымышленных вселенных. Шумерская «Книга мертвых» была переименована в «Некрономикон» (Necronomicon Ex Mortis, что в переводе с греческого означает нечто вроде «Образ закона мертвых»). Согласно творчеству Лавкрафта (а отсылка к нему более чем очевидна), сей фолиант принадлежит перу сумасшедшего араба Абдула Альхазреда (8 век нашей эры). В фильме же рассказывается, что книга потерялась несколько тысяч лет назад, и демонстрируется короткая сцена ее обнаружения профессором Рэймондом Кноби в какой-то непонятной гробнице.



Фразу «книга из человеческой кожи» братья Рэйми понимают слишком буквально.




За глазом видна направляющая спица. Сцена с его заглатыванием снималась в обратном порядке.

Силы зла, действующие в фильме, именуются чем-то вроде «древней тьмы, живущей в лесах», то есть получают мифическую привязку к деревьям. Не обошлось и без финального «босса» - огромной зубастой головы демона, засасываемой во временной портал. Последнее придает подвигам главного героя эпический масштаб - оказывается, он упоминается в «Некрономиконе» как средневековый истребитель нечисти.

Неожиданный финал а-ля «Назад в будущее» сулил темпоральные парадоксы, волшебство и прочие атрибуты фэнтези. Рэйми сделал недвусмысленную заявку на «углубление» истории, но до превращения «Зловещих мертвецов» в полноценную сагу оставалось шесть лет.



В гриме злого Эша подбородок Кэмпбелла, и без того не маленький, был сильно увеличен.

Упоминание о «Зловещих мертвецах 2» можно встретить в фильмах «Кошмар на улице Вязов 5», «Клерки», «Блейд», «Мумия», «Сонная лощина» и неисчислимом количестве других фантастических произведений.

Армия поклонников

Обычно путешественники во времени отламывают носы сфинксам, крадут спортивные альманахи, предотвращают убийства или становятся собственными отцами. Эш, попавший в мрачное средневековье (medieval произносится, как mid-evil), занимался примерно тем же. Ему пришлось отпиливать головы мертвецам, красть «Некрономикон», постоянно предотвращать собственное убийство и породить злого близнеца.



Злому Эшу полагаются рожки (съемки «Армии Тьмы»).

«Армия Тьмы» была снята по мотивам «Янки из Коннектикута при дворе короля Артура». Сценарий, написанный Брюсом Кэмпбеллом, Сэмом и Айваном Рэйми, занимал лишь 43 страницы. Ребята решили распрощаться с надоевшим домиком в лесу. В третьей части Эш должен был лишиться одного глаза, но потом его все же пожалели и даже дали железную руку.




В «Космической одиссее 2001» и в «Армии Тьмы» использовались схожие спецэффекты.

Съемки проходили в Калифорнии. Для натуры использовался каньон Бронсон и природный парк Vasquez Rocks - места, которые можно увидеть едва ли не в каждом третьем голливудском фильме (например, здесь снимались сериалы «Бэтмен» и «Звездный путь», фильмы «Царь скорпионов», «Планета обезьян» и даже ролики для игры Prey). Спецэффекты делались с помощью фронтальной проекции - актер играл перед экраном, на который проецировался задний фон (поток света был слишком слабым, чтобы отразиться от человека). В 1990-х технология Introvision считалась устаревшей (по ней снимались еще «Космическая одиссея 2001» и «Супермен»), однако Рэйми настоял на ней, считая эффекты фронтальной проекции более «живыми».

Как обычно, Сэм решил помучить Брюса и заказал хореографам самые сложные боевые сцены. В один из 100 съемочных дней Кэмпбеллу пришлось сделать 37 дублей одной и той же сцены; словарный запас съемочной группы в тот день обогатился многими презанятными выражениями. Реквизиторы построили в пустыне средневековый замок, и Сэм гонял по нему актеров от полудня (в самую жару) до позднего вечера (когда столбик термометра опускался до нуля).

В свою очередь, режиссер изрядно потрепал себе нервы при монтаже. А виноват в этом был... Ганнибал Лектер. Дино де Лаурентис не хотел отдавать студии Universal права на съемку продолжения «Молчания ягнят», поэтому голливудские воротилы решили отыграться на «Армии Тьмы». Они заставили Рэйми переснять «слишком мрачную» концовку, отказали ему в выделении денег на послесъемочную доработку фильма, отложили премьеру на полгода и вырезали почти 10 минут из финальной версии, чтобы снизить возрастной рейтинг с NC-17 до R.



В оригинале Эш перебарщивает с сонными каплями и просыпается в постапокалиптическом будущем.

Несмотря ни на что, «Армия Тьмы» имела бешеный успех. Ее растащили на цитаты, примерно как фильмы Гайдая. «Hail to the king, baby!», говорил Дюк Нюкем. Калеб из игры Blood и некромант из Elder Scrolls 4 изрекают: «I live... again!», а стрелок из Warcraft 3 хвастается: «This is my boomstick!». Брюс Кэмпбелл вспоминал, что одно время ему приходили письма с благодарностями от парней, наладивших взаимоотношения с девушками коронной фразой «Give me some sugar, baby!».



Постельная сцена из «Армии Тьмы» была вырезана.

Третий фильм почти полностью отошел от жанра «ужасов». Пугающих моментов как таковых в нем нет. Мертвецы получили официальное название «deadites» (нечто вроде «мертвяки»). Конструкция сюжета позволяет сделать вывод, что Эш стал невольным виновником апокалипсиса. Включив магнитофон в лесном доме, он не только вызвал мертвяков в наш мир и не только стал важной исторической фигурой, упомянутой в «Некрономиконе», но и каким-то образом обрек человечество на постоянную войну с силами зла - ведь по возвращении в супермаркет S-Mart конца 20 века ему вновь пришлось взяться за «громовую палку».


Комиксы по мотивам «Зловещих мертвецов» от Dark Horse Comics и Dynamite Entertainment.

Первая игра «Зловещие мертвецы» вышла в 1984 году для Commodore 64 и ZX Spectrum. После долгой паузы в 2000 вышла «Evil Dead: Hail to the King» для PC и консолей. В 2003 вышла «Evil Dead: A Fistful of Broomstick» (Xbox, PS2), а в 2005 - «Evil Dead: Regeneration» (PC и почти все консоли).



Цикл «Зловещие мертвецы» очень похож на игры серии Doom. Фильмы удачно объединили совершенно полярные явления. Id Software скрестила ужасы с научной фантастикой, а Рэйми сумел впрячь в одну телегу конский юмор и трепетный хоррор.

Вселенная «Зловещих мертвецов» - это не мир с дурацкими названиями на несуществующем языке, не калька с древних мифов и даже не комиксы про какого-нибудь неудачника, случайно получившего суперспособности. Это три фильма, окруженные легендами, торговая марка с многомиллионным оборотом произведений «по мотивам», фанаты, конвенты и безумная надежда на то, что когда-нибудь Рэйми возьмется за старое.

В данной вселенной правит бал «Некрономикон». Неважно, как его читать - правильно (как в первых двух фильмах), или с ошибками (как в третьей части), он все равно оживит мертвецов. И тогда уже будет наплевать на то, что у вымышленного мира нет карты, а персонажи умирают с энтузиазмом самцов богомола. Главное - у кого в тот момент окажется ружье.


Комикс «Зомби Марвел против Армии Тьмы» (Marvel Comics). Эш борется с зомбированными супергероями Marvel.

Сем Райме, Айвен Райме

Зловещие мертвецы

Резкий удар хлыста привел меня в чувство.

Вставай, падаль, - услышал я грубый, гортанный голос.

Нет, это не сон, - остро застучало в висках и я медленно поднял веки.

На фоне голубого неба красным пятном расплывалась лоснящаяся морда, самодовольно ухмыляясь и блестя голубоватыми, глубоко посаженными глазками.

О, эта голубизна неба! Эта бездонность и пустота - ты будешь отныне мне сниться в кошмарах. Кошмарах… Кошмарах?!

Дрожь побежала по всему моему телу.

Какие еще могут быть кошмары? Вот он, реальный кошмар передо мною.

Говор, хохот, ржание коней, окончательно вернули мне рассудок. Я стал медленно подниматься.

Быстрее, - подстегнул меня еще один удар.

Ну, погоди, дрянь, пробормотал я про себя, - никто не знает свою судьбу, своего будущего! И когда-нибудь может наступить день перемены. Перемены твоей судьбы.

Я встал на ноги. Что за диковинный мир веселился вокруг! Беснующиеся всадники, ряженые, как на карнавале, окружали меня со всех сторон! Щиты - ярко-алые и лазурные, флаги и знамена всех цветов, шлемы, латы, шпаги - все это блестело, переливаясь солнечными бликами, создавая неописуемое зрелище.

Сгинь, видение, сгинь, - опять пронеслась в голове запоздалая мысль. Но я уже начинал приходить в себя и воспринимать окружающее. Надо начинать жить в этой реальности, какая бы она ни была. Только, черт побери, откуда она взялась?!

…Острая боль возникла сразу, как будто повернули некий выключатель. Рука! Окровавленное запястье, с висящими ошметками мяса вернуло мне память. Я вспомнил! Я все вспомнил!!! Я вспомнил этот дикий вихрь, который начал засасывать меня, когда я раскрыл ту книгу…

Я не успел додумать свою мысль, - какие-то волны пошли по толпе этих людей…

Тревога! Противник на горизонте! Приготовиться!!!

Обо мне будто забыли. Я был уже не нужен. Воины, наспех захлопывали забрала, выставляли вперед щиты, лихорадочно и сумбурно рвали уздечки, пришпоривали коней. За несколько минут здесь образовался настоящий кавардак.

Вот дикари, - пробормотал я и потихоньку начал продвигаться к своей машине, которую заметил еще раньше. Это просто фантастическое везение, что она оказалась тут.

Рука ныла остро, до ломоты в зубах. Да еще правая, проклятье! Левая же, все еще сжимала бензопилу, которой я сам, - сам! - пытался отпилить запястье, сдуру решив, что вихрь этим удовлетворится. Видно, набрался я в тот вечер изрядно!

Медленно продвигаясь, я приблизился к машине. Эврика! Мой любимый рейгтон, ненужной железкой валялся на сидении. Ненужная железка! Эти дикари поголовно вооружены стрелами.

Я еще успел схватить оружие и закинуть его за плечи, когда началось нечто невообразимое.

Да, это похоже на репетицию конца света, - успел подумать я, уклоняясь от удара дубиной, - так можно и настоящий конец приблизить.

Машина! Какой болван! - обругал я себя и тут же нырнул под колеса.

Ржание лошадей, воинствующие вопли, крики - «На помощь!», предсмертные возгласы - все это было уже там, наверху. Если бы не рука! Боль все больше разливалась огнем. Она пожирала всю мою волю, делала беспомощным и слабым.

Когда же этому придет конец? Когда, когда… Все кончается, все в жизни когда-либо кончается, - уговаривал я себя, - это тоже пройдет. Но когда?! - рычал я, по-прежнему сжимая левой рукой бензопилу не в силах разжать кисть. Мне казалось, выпусти я ее и моя последняя связь с миром - с тем моим миром цивилизованных людей, пьющих по утрам горячий кофе, потеряется навсегда… Я не знаю, сколько прошло времени. Но характер шума стал постепенно меняться Ржание коней чуть поутихло. Вместо этого какие-то жалобные стоны и проклятия, вперемешку с ругательствами, наполнили пространство.

Может, обо мне забыли, - подумал я. Но нет, тут же, с диким криком чьи-то руки вцепились в меня!

Меня вытащили наружу. Что за жалкое зрелище предстало передо мною! Воины, еще недавно полные сил и веселья, повсюду валялись убитые, с торчащими в боку обломками копий с флажками. Раненых хладнокровно добивали. Да, не слабые мужики собрались вокруг! А мой недавний красномордый противник со своими поплечниками стоял, закованный в кандалы с деревянным ошейником вокруг шеи. Быстро же сбылось мое пророчество!

С заискивающими улыбками небольшая группка пленных, перебивая друг друга, рассказывала обо мне. Будто бы я и вот эта штука, - это мой-то шикарный «линкольн»! - свалились к ним прямо с неба, вот с этого голубого неба - прямо ниоткуда, из голубизны, из пустоты. Лишь только какой-то вихрь кружился вокруг, а потом, когда я упал, столбом поднялся надо мною и улетел, растворяясь на глазах.

Стоит только посмотреть на него, - захлебывались они словами, - он не похож ни на одного из нас! К какому роду он принадлежит? Что за диковинная одежда? А рост - он выше любого из самых высоких!

Они старались и кривлялись, эти несколько человек, пытаясь заслужить похвалу победителей. Лишь мой недавний истязатель молчал и явно с презрением смотрел на этих ублюдков. Да, такие слабовольные людишки всегда вызывают омерзение. Но кто возьмется их судить? Судьба забросила их на гребень крутых событий, а они - они простые, травоядные, как им уберечься, как устоять в потоке жизни? Надо приспосабливаться. И они приспосабливаются. Тихо, незаметно ходят они по улицам наших городов, мелко интригуя, сплетничая, разнося заразу недоверия, обмана, зависти. Но вот случаются экстремальные события - судьба закручивает их в водоворот - поле боя, землетрясение, пожар, да просто место, где нужно устоять, где важно твое я, твоя суть И все: душонки сгибаются, ломаются, хрустят… И живые мертвецы, бездушные, охваченные лишь одной страстью еще немного попастись под синевой неба лгут, предают, выслуживаются.

Ну дайте, дайте нам еще немного этой жизни! А мы уж, мы уж постараемся, в лепешку разобьемся!

Впрочем, все это философия…

Они продолжали еще что-то гнусное рассказывать про меня, но я уже не слушал, предпочитая наблюдать за красномордным.

А все-таки, мужик, ты крепкий орешек, - подумал я и подмигнул своему поверженному врагу.

Он недоуменно уставился на меня. Потом ухмыльнулся.

Эй, держись, - прорычал он, - смерть, она одна, другой не бывает!

Молчать! - властный голос остановил наше только начинавшееся братание. Человек, произнесший эти слова, был великолепен. Вождь. Да, истинный вождь. Но как молод! Красивое, с резкими чертами лицо затянутой в кольчугу головы, резко выделялось на фоне толпы. Крепкий корпус, широкие плечи и грудь и грациозная шея были наполнены силой и уверенностью, которую дает только власть. Бледность и сурово сжатые брови на мгновение обманывали взгляд, он казался старше, но, через минуту-две, молодость, неуловимой мимикой движений выдавала его.

Некий старец, которого я сразу не заметил, подошел к этому юному полководцу и страстно зашептал что-то на ухо. Седые, абсолютно белые космы старикана, его хищное, волевое лицо, желтая, дубленая кожа, несли в себе некую необъяснимую силу. Простой, черный балахон из тонкого сукна подчеркивал его, отнюдь не плебейское происхождение.

Заковать его! - приказал вождь, выслушав старикана. И, не успел я и глазом моргнуть, как на меня

Вышедший в 1981 году хоррор «Зловещие мертвецы» стал дебютным полнометражным фильмом в карьере начинающего режиссера Сэма Рейми. Повествование строилось вокруг древней книги «Некромикон», прочитав которую можно было пробудить древнее зло, что собственно и делали недальновидные подростки, приехавшие провести выходные в старой хижине на окраине леса. Снимая ленту в трех с половиной декорациях, частью которых являлся погреб продюсера картины и гараж самого режиссера, Рейми пригласил на главные роли собственных друзей, а бюджет равный тремстам тысячам долларов, с размахом потратил на кустарные спецэффекты и литры бутафорской крови.

Благодарности за интересный текст направляйте Василию Снигиреву .

Еще будучи подростком, Сэм буквально болел кинематографом. Ручная камера «Супер-8», на которую он снимал все, что его окружало, и регулярное посещение сдвоенных киносеансов, на которых по вечерам крутили низкобюджетные фильмы, рано или поздно должны были оставить свой отпечаток на впечатлительном подростке. И вот однажды, успев попробовать свои силы в нескольких короткометражках, Сэм, заручившись поддержкой своего лучшего друга Брюса Кэмпбела, решился снять самый настоящий фильм ужасов. Первое, о чем сразу договорились друзья – нужно избежать постыдных ошибок других режиссеров, то есть свести к минимуму пустой мелодраматизм, исполненный второсортными актерами. Именно потому героя Кэмпбела, компенсирующего посредственную актерскую игру блестящей харизмой, полюбили все, его Эш получился обычным парнем из соседнего двора, слегка туповатым и не видящим дальше собственного носа, но, тем не менее, обаятельным и простым, похожим отчасти на всех и каждого.

Съемки ленты заняли почти три месяца, сильно затянувшись, из-за чего большая часть актеров, ближе к финалу сбежала, вынудив режиссера нанимать сторонних людей, и в прямом смысле этого слова «частично» исполнять роли выбывших, изображая руки или ноги главных героев эпизодически попадающих в кадр то в одной сцене, то в другой. Именно по этой причине внимательный зритель может заметить в титрах не раз упоминающихся «fake shemps».

«Зловещие мертвецы» получился настолько кровавым, и жестоким, что в Соединенных Штатах ему присудили прокатный рейтинг «Х» (от 17 и старше), в Британии фильм получил ограниченный прокат, а в Германии вышел урезанным на 20 минут хронометражем. Впоследствии эти ограничения послужили фильму отличной рекламой, создав необходимую интригу в зрительских кругах. Отчасти это сделала и хвалебная рецензия самого Стивена Кинга, расхваливавшего картину в самых радужных тонах. Несмотря на все огрехи, которых режиссеру-дебютанту, конечно, не удалось избежать, «Зловещие мертвецы» обрели настоящий культовый статус, изрядно напугав и приведя в восторг зрителей. Чтобы вы смогли оценить весь масштаб этого явления, стоит упомянуть, что фильм ежегодно показывают в США каждый Хэллоуин, точно так же как в России «Иронию судьбы или с легким паром» на Новый год.

В 1987 году на свет появился довольно необычный сиквел, под названием «Зловещие мертвецы 2». Необычен этот фильм тем, что вопреки здравому смыслу и цифре «2» в заголовке, он не является сиквелом. Это самый настоящий авторемейк, снятый с куда большим размахом и в жанре… хоррор-комедии. Пригласив для написания сценария школьного товарища Скотта Шпигеля, Рейми не просто заново взглянул на свой хит 81-го года, он фактически трансформировал его в иное кино, убрав всю серьезность первой части и превратив его в кровавый балаган. Режиссер смеялся над собственным детищем, утрируя донельзя клише и штампы хорроров того времени, при этом совершенно не забыв, о том, что в его прямую обязанность входит еще и напугать зрителя. Памятуя о побеге актеров первой части, Рэйми вычеркнув из сценария практически всех второстепенных лиц, сделав сиквел полноценным бенефисом Кэмпбела, и нужно отдать тому должное – он не подвел. Эш на протяжении всей ленты умудряется несколько раз сойти с ума, подраться с самим собой, пережить дикий ужас, победить собственную руку и наконец, дать отпор древнему злу. Персонаж новой части вышел столь ярким, харизматичным и неповторимым, что буквально с первых минут фильма был обречен на успех. Последовавшая волна комиксов про парня с бензопилой вместо руки, вывела его на такой уровень популярности в гик-среде, что на страницах книг и комиксов Эш не только сражался с темными силами, но и не раз сталкивался нос к носу с эпохальными личностями, вроде Фредди Крюгера и Джейсона Вурхиза.

Лента имела огромное количество оригинальных идей, невероятный кассовый успех, и бешеный всплеск популярности, однако трех миллионов бюджета не хватило на реализацию еще одной идеи Рейми, которой он грезил. А мечтал, на тот момент режиссер уже целых двух культовых фильмом ужасов, о переносе своей вселенной в средневековье. Так в 1992 году свет увидела его «Армия тьмы».

Прямое продолжение второй части «Зловещих мертвецов» — является самым настоящим кинокомиксом. Абсурдное средневековье, куда герой попадает прямиком из финала второго фильма, развлекало не меньше оригинала, однако критика встретила его достаточно прохладно. Все фирменные черты фильмов Сэма Рейми были на месте: узнаваемый юмор, злобные скелеты (пришедшие на смену мертвецам) и Эш сыплющий гэгами направо и налево. Зрители были довольны — завершающая часть трилогии пришлась им по вкусу. Последующие 20 лет слухи о продолжении или ремейке не угасали. Бесчисленные фанаты по всему миру негодовали от одной мысли о перезапуске франшизы, а слухи о продолжении Брюс и Сэм упрямо опровергали, тактично ссылаясь то на другие проекты, то на отсутствие идей для четвертой части.

Все изменилось в начале 2012 года, когда было объявлено о скором выходе на экраны «Черной книги» (к слову черновому названию фильма 1981 года), ремейка тех самых классических «первых» «Зловещих мертвецов». Фанаты единодушно стали выражать сомнение и негодовать, однако Сэм и Брюс в голос начали уверять всех в обратном.Режиссер оригинальной трилогии лично выбрал себе в приемники уругвайца, Феде Альвареса, а читавший сценарий Кэмпбел был настолько от него без ума, что упоминал это при любом удобном случае. После восторгов этих двух людей не поверить в новый проект, было просто невозможно, преданным фанатам франчайза оставалось лишь набраться терпения. И вот, наконец, спустя почти два года, новая лента вышла в широкий прокат.

Сюжет остался неизменным. Пятеро подростков приезжают в старую хижину в лесу, с целью помочь близкой подруге избавиться от наркотической зависимости. В процессе наведения порядка в ветхом доме, обнаруживается странная книга, прочитав которую, друзья пробуждают дремлющее в лесах зло.

Очень важным аспектом картины Альвареса является её нацеленность в жанр хоррор и полный отказ от комедийной составляющей. Большой поклонник оригинальной трилогии, приемник Рейми, с трепетом и хирургической точностью подошел к переносу оригинальной истории из 1981 в 2013 год, создав собственную историю «по мотивам», вдоль и поперек нашпигованную филигранно расположенными на протяжении всех полутора часов мелочами. Внимательный зритель не раз и не два, на протяжении всего сеанса, будет восторженно потирать руки, к собственному удовольствию отмечая практически в каждой сцене уже знакомые детали интерьера, сюжетные ходы или лукавые реверансы в сторону классического творения Сэма Рейми. Словно прилежный ученик, новый режиссер поставил во главу угла отказ от компьютерных спецэффектов и стопроцентный натурализм. Все адские муки, ужасы и порождения зла, представленные зрителю на широком экране, являются настоящей и кропотливо проделанной работой гримеров и мастеров визуальных эффектов. Бюджет фильма выделенный Альваресу тоже не был ограничен ничем, кроме фантазии режиссера, который, подражая кумиру, не преминул этим воспользоваться и отказался от больших денежных затрат, стараясь максимально экономить на каждой сцене и метре пленки. Две одинаковых хижины (в лесу и в павильоне), грим и галлоны бутафорской крови – вот те инструменты, пользуясь которыми, новичок сумел не просто отдать дань уважения тридцатилетней классике, а буквально заново создать картину доходчивого показывающую новому поколению зрителей, почему не стоит читать книгу в обложке из человеческой кожи. Нестандартные ракурсы камеры, всегда заходящие с непривычных для классического кино сторон, лишь добавляют ленте оригинальности и придают ей своеобразный шарм, заставляя в прямом смысле взглянуть на происходящее под иным углом, а атмосферная музыка и средства, к которым режиссер прибегает, чтобы напугать зрителя, просто выше всяких похвал. Одним из таких приемов для режиссера стало не полное разглашение сценарных ходов, актеры, снимаясь в той или иной сцене, до конца не знали, что именно сейчас произойдет и оттого эмоции и напряженность, воссозданные на экране, выглядят еще натуральнее и все больше затягивают зрителя в собственный мир оживших кошмаров.

Кэмпбел и Рейми не обманули, творение Федерико Альвареса действительно удалось. Совершенно не посрамив предшествующие фильмы франшизы, он расширил киновселенную, в некотором роде, сняв нечто большее, чем ремейк. «Черная книга» скорее дает нам возможность увидеть, что же произошло спустя годы после злоключений Эша и его друзей, таким образом, становясь не новой точкой отсчета во вселенной «Некромикона», а продолжением традиций заложенных в далеком 1981 году. Ведь не даром пришедший в восторг от новой картины Рейми, заявил, что если сиквел новой части окупится в прокате и докажет интерес публики к ужасу обитающему в темном лесу, он вновь готов встать у камеры и крикнув «Мотор!» вернуть на большие экраны любимца публики Эша, с бензопилой на перевес.